Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Обо мне и об этом журнале

Здравствуйте!

Меня зовут Мальчикова Татьяна Юрьевна. Возможно, вы читали мои статьи в Интернет или видели передачи со мной на ТВ. Я являюсь спикером и экспертом по вопросам злоупотреблений в сфере психиатрии и психологии. Довольно узкая, на первый взгляд, тема, но поверьте, мне есть, о чем вам рассказать, особенно, учитывая, что многие данные известны лишь небольшому кругу людей.

Если вы впервые узнали обо мне и захотите обсудить вопросы, которые я поднимаю в своем журнале, то я всегда готова встретиться с вами или обсудить что-то по телефону, даже, если наши точки зрения кардинально противоположны. Главное для меня — это ваши цели. Если вы хотите помочь, то вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку.

Большинство людей, с кем я общаюсь впервые, удивляются тому, о чем я им рассказываю, многие вообще не способны поверить в это.

Тем не менее, это правда, что в нашем высокотехнологичном мире до сих пор людей могут лишать свободы, если они не совершили никакого преступления; людей истязают пытками в прямом смысле слова, в том числе, маленьких детей; молодых девушек насильственно стерилизуют, как во времена фашистской Германии; людей подсаживают на тяжелые изменяющие сознание препараты под предлогом «помощи»; людей продолжают пытать из-за религиозных или политических убеждений.

Это не пустые слова. Я знаю, о чем говорю. И я пишу только о фактах. Этому и посвящен мой журнал.

Collapse )

Карательная психиатрия в отношении детей в действии

В Гражданскую комиссию по правам человека обратилась женщина из Майкопского района (республика Адыгея), чью 16-летнюю дочь за ее девиантное поведение забрали в школу-интернат.

Перед тем, как дочь забрали в интернат, мать лишили родительских прав. Мать утверждает, что ее оболгали, что опека пообещала матери, что ее лишь ограничат в правах, но на суде мать лишили родительских прав полностью. Дочери на суде не было.

Мать говорит, что девочка интеллектуально развита, но не хочет учиться. Дочь возвращалась домой поздно, в результате чего мать несколько раз вызывала полицию, чтобы ее разыскать. В итоге навлекла на себя внимание органов опеки.

После лишения матери родительских прав девочку отправили в психоневрологический диспансер на 2,5 месяца. Из психдиспансера девочку отправили в школу-интернат.

В декабре 2020 года ребенок самовольно ушел из интерната и пришел на работу к матери. Мать тут же позвонила в интернат и спросила, где ее дочь. Ей ответили, что она где-то на территории интерната, хотя дочери не было там уже почти три дня. После возвращения девочки в интернат, ее сразу же поместили в тот же психоневрологический диспансер. Причина помещения – плохое поведение. Ребенок находится в диспансере по сей день.

Collapse )

Что делать, когда у ребенка аутизм?

Это один из самых частых вопросов, который мне задают родители во время наших выставок и других мероприятий. Скажу больше, очень многие родители приходят в негодование после того, как понимают идею губительности психотропных препаратов, ведь для подавляющего большинства родителей препараты - это единственный способ "помощи" их ребенку при аутизме. Других способов они просто не знают.

К сожалению для многих, я всегда буду утверждать, что психотропный препарат при аутизме (и не только при аутизме, но сейчас речь о нем) никогда не даст терапевтического эффекта. Об этом знают сами врачи, об этом знают психиатры и детские неврологи. Широко известный факт, что до сих пор не существует никаких научных исследований, что какие-либо психотропные препараты излечивают аутизм. Да, препарат может сделать ребенка "управляемым" или "спокойным", но он не устраняет причину, мало того, загоняет ее так глубоко, зачастую навсегда, делая ребенка инвалидом.

Но речь сейчас не о препаратах, а о том, какой же есть выход, если у ребенка аутизм?

В 2010 году я познакомилась с девушкой, которая является клиническим психологом, и ее 5-летнему сыну был поставлен диагноз аутизм. Аутизм бывает разный и у ее ребенка была тяжелая степень.

Collapse )

Кому нужен ребенок?

Дело было в мае 2018 года, когда я работала на выставке «Психиатрия: индустрия смерти» в центре Москвы на Старом Арбате.

В помещение зашел мужчина с мальчиком лет восьми. Мальчик показался мне очень живым, симпатичным, немного стеснительным.

Мужчина прошел выставку и подошел ко мне. В разговоре выяснилось, что он очень давно иммигрировал из России, живет в США, приехал в Россию в отпуск. Он сказал, что мы поднимаем актуальную проблему на нашей выставке, но потом как бы вскользь заметил, что в некоторых случаях психотропные препараты помогают.

Я спросила, что он имеет в виду.

Оказалось, что они с женой уже несколько лет дают своему 9-летнему сыну риталин (для справки: риталин — препарат группы амфетаминового ряда, фармакологически идентичный кокаину, запрещенный к продаже в РФ).

Это как нужно мыслить, чтобы давать юному существу аналог кокаина, от которого у него может запросто в любой момент остановиться сердце или развиться тяжелые отклонения?

Оказалось, что единственная причина, по которой этот человек дает своему ребенку риталин — потому что ТАК ПРОЩЕ! Он так и сказал — без риталина нам с женой было бы гораздо сложнее жить с ребенком. А с риталином — он послушный, выполняет все задания и в общем «все хорошо».

Искренне считаю, что подобных родителей нужно лишать родительских прав. Мужчина был искренне удивлен, когда я это ему сказала. Хотя он прекрасно понимал, что рискует жизнью ребенка, давая ему риталин от гиперактивности.

Collapse )

На что тестируют наших детей?

Недавно от коллег из Ульяновска узнала о том, что в местных школах поголовно тестируют школьников на предмет «склонности к суицидам».

Позвонила знакомой учительнице, которая в одной из ульяновских общеобразовательных школ ведет пятый класс. Оказалось, что да, в ее школе с начальных классов детям предлагают заполнить психологический опросник (выложила сам опросник ниже). По результатам опросника подсчитывают баллы, которые показывают, попадает ли ребенок в так называемую группу риска. И затем уже, если ребенок «в группе риска», вызывают родителей и настойчиво отправляют ребенка к психологу, а тот с большой долей вероятности может направить ребенка к психиатру.

Широко известный факт, что в 98% случаев, попав на прием к психиатру, вы получите рецепт на психотропный препарат.

И далее все по схеме.

Я уточнила у своей знакомой, действительно ли тестируют всех поголовно, или только детей определенного возраста, на что получила ответ, что тестируют всех, и что это связано якобы с тем, что город и область находятся в списке с повышенным уровнем суицидов среди детей и подростков.

Однако статистика суицидов в России неуклонно падает с 2000 года (см. ссылку https://bcb.su/statistika-suitsidov-v-rossii-2017.htm). А Ульяновская область находится на 73 месте из 85 по числу самоубийств среди населения.

Неутешительно, конечно, что треть самоубийц — это дети и подростки.

Collapse )
президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Ребенок - предмет или субъект, наделенный свободой выбора?

Психиатры института им. Сербского в очередной раз выдвинули гениальное по своей абсурдности предложение по определению склонности детей к суициду, путем тестирования их родителей (см. https://www.kommersant.ru/doc/3560362).

Основные критерии при тестировании: был ли ребенок желанным, сколько времени ребенок проводит в интернете, как часто у ребенка меняется настроение, сколько времени родители проводят совместно с ребенком.

Безусловно, семья является ключевым фактором при формировании личности, но разве можно судить по времени, проведенному ребенком в интернете или совместно с родителями, о склонности этого ребенка к суициду?  

Мой девятилетний племянник, к примеру, много часов проводит за компьютером - у него талант к программированию, да и настроение у него меняется более, чем часто. Между тем это очень жизнелюбивый ребенок.

А сколько еще таких детей? Неуравновешенность вообще чуть ли не главный признак детского и подросткового возраста. И что мы будем ставить клеймо на детство?  

Будем заносить таких детей в группу риска и всячески инструктировать родителей ложными данными, чтобы они начали тщательно следить за своим чадом, используя психиатрические и психологические уловки?  

Или, например, частые спады и подъемы настроения у ребенка могут объясняться целым набором обстоятельств, начиная с перенасыщенностью диеты ребенка сахарами и углеводами, и заканчивая серьезными нарушениями в гормональной системе и т.д.

Collapse )
президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Дети все выдумали

Следственный комитет по Челябинской области возбудил уголовное дело по сообщениям об изнасилованиях мальчиков-сирот в коррекционной школе-интернате под Челябинском. Согласно сообщениям в СМИ, в этом детдоме детям угрожали пожизненным помещением в психиатрический стационар за разглашение преступлений. Сотрудники опеки и психиатр, который диагностировал и лечил пострадавших детей, на встрече убеждали семьи, усыновившие этих мальчиков, в том, что дети все выдумали. Кроме того, доказать ничего не удастся, поскольку ко времени проведения экспертизы следы от возможных повреждений исчезнут (оригинал материала: http://chelyabinsk.74.ru/text/criminal/399293416808452.html).

Поведение руководства коррекционной школы и детского психиатра в этой ситуации напоминает поведение государства в истории сирот Дюплесси в Канаде.  

В 1954-м году сиротские приюты в Квебеке превратили в психиатрические больницы ради дополнительных фондов, выделенных из бюджета провинции. Мгновенно всем детям, находившимся в приютах, были выставлены психиатрические диагнозы – без этого приют не получал дополнительных денег.

Collapse )
президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Назначение антидепрессантов детям может разрушать семьи и вызывать смерть детей

9 октября 2015 в Москве, в преддверии Всемирного дня психического здоровья, прошел открытый показ документального фильма о том, что назначение антидепрессантов и других психотропных препаратов детям может разрушать семьи и вызывать смерть детей.

Показ посетили несколько десятков учителей, школьных психологов и социальных педагогов Москвы и области.

Перед показом выступила особый гость - врач восточной медицины, психиатр, психотерапевт Светушкина Айна Владимировна, которая снимает людей с психотропных препаратов и использует исключительно альтернативные методы лечения психических расстройств.

После показа практически каждый гость взял не по одному экземпляру диска с фильмом для распространения среди коллег.

Вот один из отзывов после показа:

«Спасибо 1000 раз. Очень важная информация. Потрясающие факты все перевернули в сознании с ног на голову. Отдельное спасибо выступившему врачу, и низкий поклон за то, что она делает. У вас великое будущее. Уверена, что вы спасете многих и многих детей».
К.Н. начальник отдела кадров, городская мэрия.

Фильм "ДАЛЬШЕ УЖЕ НЕКУДА" можно посмотреть по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=cIwq4OHwUWk

президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Как лишают квартир жителей психинтернатов


История, которую я излагаю ниже, с одной стороны, в очередной раз подтверждает повсеместную порочную практику, когда человека помещают в психоневрологический интернат с целью избавиться от него и/или лишить квартиры.

С другой стороны, эта история может быть использована как руководство к действию для тех, кто столкнулся с подобными нарушениями и не знает, что делать.

Collapse )

президент Гражданской комиссии по правам, ГКПЧ, Татьяна Мальчикова, Гражданская комиссия по правам человека

Нужны ли уроки психологии в российских школах?

21712В конце декабря 2014 года Гражданской комиссии по правам человека стало известно о случае в Москве, когда 9-летний ребенок пытался шантажировать родителей угрозой собственного суицида. Родители были шокированы поведением сына, учитывая, что до недавнего времени, он ни разу не проявлял неадекватного поведения, был общителен, активен, дружелюбен со сверстниками и родителями. Также ребенок никогда не отличался конфликтностью.

К счастью, сразу после «угрозы» убить себя, ребенок легко признался родителям, что просто пошутил. Когда родители стали искать причину этой «шутки», выяснилось, что школьный психолог обычной московской школы рассказывал детям о случаях, когда другие школьники шантажировали родителей угрозой самоубийства, используя угрозу в качестве способа достижения своих целей. После приведенных примеров школьного психолога ребенок тоже решил «попробовать».

При общении с родителями психолог легко оправдал свои действия и назвал главной причиной неадекватного поведения ребенка то, что мальчик неправильно понял то, что сказал психолог.

Обратившиеся родители также сообщили, что они были не единственными родителями из школы, где учится их сын, кто жаловался на подозрительное и нетипичное поведение собственного ребенка вскоре после проведенных психологических бесед.

В данном случае инцидент закончился мировым соглашением родителей со школьным психологом — психолог пообещал, что более никогда не будет рассказывать детям в школе подобных историй.

Родители решили пока не подавать жалобу в Департамент образования города, хотя при подаче жалобы закон был бы на их стороне, поскольку согласно статье 42 закона «Об образовании в РФ»: «психолого-педагогическая, медицинская и социальная помощь оказывается детям на основании заявления или согласия в письменной форме их родителей (законных представителей)».

Является ли подобное поведение школьного психолога профессиональным поведением человека, которому доверено психическое состояние детей в школе?

Сейчас в российских школах предлагают ввести урок психологии. Инициатива исходит от членов Совета Федерации, полагающих, что уроки психологии помогут детям и подросткам справиться с проблемами.

Несмотря на то, что уроки психологии не входят в стандартную учебную программу, в российских школах, начиная с 2000 года появляются первые школьные психологи и начинают использоваться различные психологические программы. Многие школы после нескольких месяцев психологических экспериментов отказались от таких программ по причине их негативного воздействия на здоровье детей.

Вот некоторые факты.

Несколько лет назад разразился скандал относительно образовательных программ психологического центра «Холис», которые внедрялись в школах города Екатеринбурга при поддержке Министерства образования России. «Холис» пропагандировал сексуальную распущенность и извращенное поведение под видом профилактики СПИДа. Данное «образование» проходило с участием Детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ) в РФ. Такие программы по заявлению СМИ были распространены в 40 школах Екатеринбурга и на 35 регионов России. Программы вызвали резкий протест родителей и общественности, которые требовали уголовного преследования работников "Холиса", чиновников министерства, а также публичных извинений руководства российского отделения ЮНИСЕФ (подробнее об этом в публикации «Растление малолетних за бюджетные деньги» в газете «Известия» от 23.03.2006).

В 2006 году на на телеканале «ТВ Центр» вышел документальный фильм, представляющий собой журналистское расследование о психологическом эксперименте в школе № 953 города Москвы. В фильме с участием родителей пострадавших школьников было показано, что после уроков психологической разгрузки некоторые школьники впадали в транс и с ними случались истерические приступы. Здоровье некоторых школьников потребовало медицинского вмешательства после уроков психологии.

Можно долго приводить факты причинения вреда детям в следствии вмешательства непрофессионалов. При этом в наших школах, безусловно, есть настоящие знатоки своего дела, помогающие детям решать их проблемы, и таких людей не мало.

Во избежание злоупотреблений в школах и с целью остановки возможного негативного вмешательства в семью и в процесс воспитания, любые психологические программы, тем более, в отношении детей и подростков, должны не просто проходить тщательнейшую проверку на эффективность, но и должны быть вынесены за пределы учебных заведений.

Куда и к кому обращаться родителю со своим ребенком, в случае проблем, — это должен решать исключительно сам родитель и при этом должно соблюдаться право родителей на добровольное информированное согласие.

Кроме этого, достижение всех заявленных психологами результатов той или иной психологической программы, должно подтверждаться реальными результатами в 100% случаев, поскольку никто не имеет права списывать со счетов здоровье и психическое состояние даже одного ребенка. В случае, если существует малейшая вероятность не достижения цели или причинения вреда, психологическая программа должна отправляться назад разработчику.

В противном случае любое психологическое вмешательство в жизнь ребенка или подростка — это эксперимент с непредсказуемым результатом, причем на глазах у родителей. Один ребенок, решивший свести счеты с жизнью по причине того, что кто-то якобы случайно дал ребенку ложные данные и забрал у него надежду, — это слишком большая цена для общества.

Смотрите 3-х минутное видео о том, кому выгодно психологическое вмешательство в жизнь ребенка в школе: