Татьяна Мальчикова (cchr_president) wrote,
Татьяна Мальчикова
cchr_president

Насилие и жестокость как система

В Гражданскую комиссию по правам человека обратился Андрей Останин (фамилия и имя изменены), который стал жертвой неуставных отношений в военной части и был направлен в Пермскую краевую психиатрическую больницу.

В июле 2011 года Андрей пошел в армию и попал в военную часть Пермского края ЗАТО Звездный №32755. В части Андрея начали избивать и подвергать издевательствам, потому что он отказался отдать свой мобильный телефон «дедам». Андрей заболел воспалением легких и гнойным гайморитом и его положили в госпиталь. В госпитале психолог предложила Андрею «переждать» своих обидчиков в психиатрической больнице пока те демобилизуются.

Андрей попал во второе мужское отделение Пермской краевой психиатрической больницы по собственному согласию. Несмотря на то, что Андрей никогда не жаловался на свое психическое состояние, в психушке он начал нервничать и у него начались трудности со сном. Однажды в палате проводили химическую обработку стен, от чего у Андрея начали сильно щипать глаза и он стал нервничать. Андрей сказал об этом врачу и вскоре Андрей получил назначение из психотропных препаратов. Андрея лечили большими дозами фенозепама, неулептила, галоперидола и других препаратов на протяжении 1,5 месяцев.

Со слов Андрея, во время приема лекарств он чувствовал себя, словно зомби, у него было «каменное лицо», все тело сводило судорогой, было высокое давление (до 170 на 110), тахикардия сердца, суицидальные мысли (он хотел выброситься из окна), хроническая бессонница, тело было словно ватное, голова плохо работала, стал замкнутый, ни с кем не хотел общаться, всего «выворачивало наизнанку», стал «тормозить», перестал улыбаться.

Под таким воздействием психиатрических лекарств Андрей не смог пройти психиатрическую комиссию и Андрея комиссовали домой с диагнозом «транзисторное расстройство личности смешанного типа». Дома Андрей продолжил принимать назначенные психиатром препараты и, у него продолжились последствия «лечения» - бессонница, судороги, импотенция, сильно поднималось давление, вновь появились суицидальные мысли, он чуть не порезал себе вены. Прием лекарств не помогал и становилось только хуже.

Андрею Останину 25 лет, он дипломированный юрист, но сейчас с серьезным психиатрическим диагнозом его не берут на нормальную работу. Все, на что он может рассчитывать — это быть разнорабочим — чем Андрей и занимается.

Tags: СДВГ, антидепрессанты, антипсихотики, врач, гиперактивность, гкпч, главный психиатр, главный психиатр Москвы, главный психиатр России, гражданская комиссия, гражданская комиссия по правам человека, детская гиперактивность, золофт, издевательство, институт имени сербского, интернаты, квартирный вопрос, мозг, найти психиатра, насилие, насилие в психиатрии, насилие в психушках, насилие над детьми, паксил, пнд, пни, права человека, преступление, преступления в психиатрии, психиатр, психиатрическая больница, психиатрическая помощь, психиатрия, психика, психоз, психолог, психологическая помощь, психология, психоневрологические интернаты, психушка, риталин, сероквель, смерть от антидепрессантов, татьяна мальчикова, транквилизаторы, убийства в психиатрии, успокоительные, черные риэлторы, эксперименты на людях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments