cchr_president

Categories:

В Уфе семью лишили дееспособности

Изначально Волошина Светлана Валентиновна (имя изменено) и ее сын Волошин Глеб (имя изменено) жили в собственном доме в пригороде Уфы. В 2016 году случился пожар и их дом полностью сгорел. Средств на постройку нового дома у Светланы и Глеба не было и они стали жить в строительном вагончике на своем же участке.

Вскоре у Волошиных случился конфликт с соседями, которые пожаловались на них в администрацию района. Администрация района обратилась сначала в психбольницу для проведения недобровольного освидетельствования Волошиных, а затем мать и сына без их согласия госпитализировали в больницу в целях проведения им психиатрического освидетельствования, хотя для проведения недобровольного освидетельствования требуется решение суда, которого не было.

Спустя примерно месяц Волошиных выпустили из психбольницы, однако сразу после этого администрация района подала заявление в суд на признание Волошиной С.В. и ее сына Волошина Г. недееспособными.

При этом надо понимать, что ни мать, ни сын до этого момента не состояли на учете у психиатра, жили самостоятельной жизнью, сами себя обеспечивали и не представляли угрозы окружающим.

В рамках дела по недееспособности Волошиным была проведена психиатрическая экспертиза не в их пользу, после чего Волошину С.В. и ее сына Волошина Г. суд признал ограниченно дееспособными.

На этом этапе Волошина С.В. обратилась в Гражданскую комиссию по правам человека и затем подала апелляцию на решение суда, после чего администрация района внезапно отказалась от обоих своих заявлений о признании недееспособной Волошиной С.В. и ее сына. Решения были отменены, а дела прекращены.

Мать с сыном переехали жить в другой район Уфы в квартиру к родному брату Волошиной С.В. Практически сразу после переезда, брата Волошиной госпитализировали в психбольницу.

Причиной для госпитализации брата Волошиной в психбольницу явился тот факт, что брат имел психиатрический диагноз, который он приобрел вследствие получения черепно-мозговой травмы во время исполнения служебных обязанностей в ракетных войсках в Забайкальском военном округе. Наличие психдиагноза являлось причиной периодических госпитализаций в психбольницу. При этом брат жил самостоятельно, сам себя обеспечивал, а также он единолично владел квартирой, в которой проживал. Это не помешало психбольнице обратиться в суд с заявлением о признании брата Волошиной С.В. недееспособным, о чем родственников даже не предупредили.

Когда Волошина С.В. узнала о том, что брата лишают дееспособности, она начала связываться с лечащим врачом брата, чтобы разобраться, что происходит. Никаких разъяснений Волошиной не дали, но при этом полностью ограничили общение с братом, заявив, что брат не хочет с ней общаться. Решение о лишении брата дееспособности было вынесено без его участия, а родственников в суд не допустили.

В органах опеки, куда обратилась Волошина, чтобы заявить о том, что она хочет стать опекуном брата, ей сказали, что это невозможно, так как она сама якобы признана недееспособной. 

В данный момент Волошина пытается помочь брату оспорить решение суда о признании его недееспособным, обращается в прокуратуру и суд, но пока безуспешно. Велика вероятность, что брата Волошиной С.В. отправят пожизненно в психоневрологический интернат, его квартира уйдет в распоряжение администрации этого интерната, а Волошина С.В. с сыном окажутся на улице.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded