cchr_president

Categories:

Верховный суд определил, что доводы заявителя заслуживают внимания

Получила развитие история, произошедшая в июле 2019 года, когда 80-летнюю женщину из-за конфликта с сыном поместили на две недели в психиатрическую больницу №1 города Москвы (см. https://echo.msk.ru/blog/tmalchikova/2458107-echo/)

Все это время женщина пыталась обжаловать решение о недобровольной госпитализации. в психбольницу. Ей последовательно отказали сначала Мосгорсуд, а потом второй кассационный суд общей юрисдикции. Ни один из них не усмотрел в ее жалобах весомых доводов. 

Для справки, практически все зарегистрированные судом иски о недобровольной госпитализации удовлетворяются, отказы по искам составляют десятые доли процента. Обжалования же практически равны нулю. В сложившейся конвейерной системе судопроизводства по делам о госпитализации в психиатрический стационар судья может рассмотреть несколько десятков таких исков за несколько часов и все их удовлетворить.

С трудом можно представить, что судья успевает за несколько минут заседания выслушать обе стороны, исследовать материалы дела, заслушать свидетелей и выяснить необходимые для разрешения обстоятельства. 

Обычно человек, о госпитализации которого идет речь, до конца даже не понимает, что он находится на заседании суда (суд обычно проходит прямо в больнице), а человек, сидящий напротив, – судья. Никакой судебной атрибутики в таком заседании нет: ни герба, ни судейской мантии, ни прокурорской униформы. Решение целиком и полностью основано на заключении, которое дает психиатрическая больница, как на единственно достоверном доказательстве, в то время как все, что говорит сам ответчик, в расчет не принимается или ставится под сомнение в виду наличия психиатрического диагноза.

В упомянутом деле гр. Севастьяновой О.Ф. (имя изменено) было странно все: и желание психиатра госпитализировать ее в стационар при отсутствии психиатрического диагноза (по его же словам), и заявление адвоката о том, что он не возражает против госпитализации своего подзащитного (вопреки позиции подзащитного), и поведение судьи, пытавшейся уговорить Севастьянову немножечко подлечиться вместо того, чтобы установить наличие тяжелого психического расстройства, лечение которого возможно лишь в условиях психиатрического стационара (как того требует закон). 

Принудительная изоляция от общества лиц, страдающих психическим расстройством, по причине их предполагаемой опасности для себя и(или) окружающих происходит путем фактического удержания в психиатрическом стационаре, и следовательно, затрагивает такие закрепленные Конституцией Российской Федерации права, как право на свободу передвижения (ст.27) и право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22).

Именно в силу этого, роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, при этом такие сведения не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи.

В своем определении по жалобе гр. Севастьяновой О.Ф. Верховный суд указал, что предусмотренные законом меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по делу суды не выполнили. Доводы кассационной жалобы гр. Севастьяновой О.Ф. о существенном нарушении судами норм процессуального и материального права заслуживают внимания и вызывают сомнение в законности обжалуемых судебных актов, в связи с чем, кассационная жалоба будет рассмотрена в заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Это важное определение, дающее надежду, что конвейерному правосудию в психиатрических стационарах когда-нибудь будет положен конец.

О том, как в психиатрии ставятся диагнозы, можно посмотреть по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=_O-PMM3SZH8

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded