?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Багратионова Екатерина (имя изменено) из Кемеровской области обратилась с заявлением в Гражданскую комиссию по правам человека в феврале 2016 года.

Багратионова сообщила, что в конце января 2015 года она начала продавать свою двухкомнатную квартиру, оформив на риэлтора необходимые доверенности.

На время продажи квартиры Багратионова съехала со своей квартиры и жила сначала в съемной квартире, а потом у подруги. 13 февраля 2015 года в подъезде дома подруги Багратионову, когда она спускалась по лестнице, без всяких объяснений и вопросов взяли под руки двое мужчин, насильно поместили в карету скорой помощи и привезли в городскую психиатрическую больницу.


В психбольнице санитар сообщил Багратионовой, что на нее, якобы, поступило заявление от соседки по подъезду (выше этажом, где находилась продаваемая квартира Багратионовой). Соседка утверждала в заявлении, что Багратионова являлась наркоманкой, алкоголиком и проституткой. По словам Багратионовой, это было на сто процентов ложное обвинение.

Багратионова никогда ранее не имела психиатрического диагноза, не стояла на психиатрическом учете, работала и вела полностью самостоятельную жизнь, жалоб на нее со стороны сослуживцев и/или соседей не было.

Багратионова сразу же попросила, чтобы в психбольнице безотлагательно у нее взяли анализы мочи и крови на наличие алкоголя и наркотиков, чтобы хоть как-то доказать ложность предъявленного ей «обвинения». В заборе анализов в психбольнице ей было отказано.

Далее в психбольнице у Багратионовой без объяснения забрали личные вещи (кольцо, цепочку, телефон, банковские карточки и деньги) и без какого-либо обследования поместили в палату интенсивной терапии, полностью изолировав от общества, и заставили принимать препараты, от которых Багратионова начала испытывать сильную сонливость, проблемы с отправлением естественных нужд и у нее начались проблемы со зрением.

18 февраля 2015 года Багратионову заставили подписать согласие на нахождение в психбольнице и согласие на психиатрическое лечение. По словам Багратионовой, психиатр угрожал ей, что, если она не подпишет согласие, то вообще никогда не выйдет из психбольницы.

Во время нахождения в психбольнице, по словам Багратионовой, к ней приходил мужчина, представившийся полицейским, и который просил Багратионову дать показания по поводу того, каким образом ей была ранее приобретена квартира, которую Багратионова сейчас продает. Багратионова поставила подпись под своими показаниями, данными полицейскому, при этом полностью доверившись написанному с ее слов, поскольку из-за сильных проблем со зрением не смогла прочитать написанное.

Багратионову продержали в психбольнице 73 дня с момента госпитализации.

Когда она вышла из психбольницы, то узнала, что ее квартира уже продана и куплена другая — гораздо более дешевая.

Как стало известно позже, сделка по продаже квартиры Багратионовой была совершена ее риэлтором в день, когда Багратионову поместили в психбольницу. Разницу от продажи квартиры Багратионовой никто даже не собирался возмещать — риэлтор просто привела Багратионову в «новую» квартиру и оставила ее там без каких-либо объяснений.

После этого Багратионова неоднократно пыталась добиться справедливости по ее делу. В этих целях в конце ноября 2015 года она пришла в приемное отделение психбольницы, куда была госпитализирована ранее, чтобы получить выписку из своей медицинской карты (на что Багратионова имеет полное право по закону). В этот же день Багратионова была насильно и безосновательно удержана в психбольнице второй раз, но, ее выпустили оттуда по суду через 5 дней, признав не нуждающейся в психиатрической госпитализации.

25 января 2016 года Багратионова подала заявление в прокуратуру Кемеровской области о незаконном помещении в психиатрический стационар на основании ложного обвинения и о мошенничестве.