?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В июне 2014 года Гражданскую комиссию по правам человека обратился 35-летний Николаев Кирилл (имя изменено), проживающий в психоневрологическом интернате Московской области.

В 1998 году Николаев был лишен дееспособности Видновским городским судом Московской области, при этом на суде он не присутствовал, решения суда на руки не получал и не был с ним ознакомлен.

Также Николаев сообщил, что его лишили дееспособности прямо перед тем, как квартира, которая ему полагалась по наследству после смерти брата, была продана.


Неоднократно администрация психоневрологического интерната отказывала Николаеву в ознакомлении с решением суда о лишении его дееспособности вплоть до декабря 2014 года. В декабре 2014 года, после жалоб Николаева в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека, администрация психинтерната все же предоставила ему копию решения суда о лишении его дееспособности.

Далее в январе 2015 года в Видновский городской суд Московской области Николаевым была подана апелляционная жалоба на решение суда о лишении его дееспособности.

Начиная с этого момента Николаеву Кириллу запретили выходить за пределы психоневрологического интерната, хотя до момента его обращения с жалобами в суд, в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека, он имел свободный выход из интерната и имел возможность обращаться за помощью в защите своих прав, а также периодически связывался по телефону с сотрудниками Гражданской комиссии по правам человека.

В настоящее время Николаев Кирилл находится в изоляции в психоневрологическом интернате, ему запрещен выход даже из отделения психинтерната, где он находится постоянно. У Кирилла забрали телефон и связь с ним практически невозможна.

По словам других проживающих, Николаев уже несколько месяцев находится на так называемом «закрытом этаже», без возможности связываться с внешним миром, свободно передвигаться по территории психинтерната и за его пределами, общаться с другими проживающими в интернате (из других отделений).

Фактически речь идет о лишении Николаева свободы, при этом Николаев не совершал никаких преступлений и ни один суд не приговаривал его к наказанию в виде лишения свободы.

Очевидно, что администрация психоневрологического интерната применяет карательные меры в отношении недееспособного Николаева К. с целью пресечь его попытки защищать свои права. То, что все ограничения в отношении Николаева К. были установлены администрацией психинтерната именно после обоснованных жалоб Николаева К. в суд, прокуратуру и Уполномоченному по правам человека, лишь подтверждает это предположение.

Гражданская комиссия по правам человека и адвокат Юрий Ершов, защищающие интересы Николаева К., направили заявления в Департамент труда и социальной защиты населения г.Москвы с целью узнать, на каком основании Николаев К. закрыт в психинтернате, месяцами не выпускается за его пределы и практически лишен связи с внешним миром.

Кроме того, в заявлениях в Департамент труда и социальной защиты населения г.Москвы содержались просьбы дать правовую оценку законности существования в психинтернате так называемых «закрытых этажей», включая нормы УК РФ о незаконности лишения свободы (ст. 127 УК РФ), а также дать правовую оценку законности действий администрации психинтерната по лишению проживающих свободы передвижения за пределами психинтерната и/или на его территории.

В конце декабря 2015 года в Гражданскую комиссию по правам человека поступил ответ от Департамента труда и социальной защиты населения г.Москвы, в котором Департамент полностью оправдывает ограничение прав и свобод Николаева К., ссылаясь на ст. 37 закона «О психиатрической помощи», а также доводит до сведения, что администрация психинтерната не нарушала имущественные и неимущественные права Николаева К.

Просьбы дать правовые оценки законности наличия «закрытых этажей» и законности лишения свободы проживающих в психинтернате Департаментом труда и социальной защиты были полностью проигнорированы.

В декабре 2015 года адвокат Юрий Ершов также получил короткий формальный ответ от Департамента труда и социальной защиты населения г.Москвы, в котором Департамент лишь просит адвоката предоставить доказательство получения им согласия от Николаева К. на обработку персональных данных Николаева К., при этом Департамент указал в ответе, что «в случае недееспособности субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дает законный представитель субъекта — Николаева К. — администрация психинтерната».

Никаких ответов по существу Департаментом труда и социальной защиты г.Москвы дано не было, невзирая на то, что лишенный дееспособности Николаев Кирилл до сих пор закрыт в психинтернате, с ним невозможно связаться, а также невозможно получить хоть какую-то информацию о состоянии его здоровья, не говоря уже о возможности защиты его прав.