?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Снимок экрана 2014-12-23 в 19.39.04

В декабре этого года в Гражданскую комиссию по правам человека обратилась Виктория Морозова, которая добровольно положила своего 6-летнего сына Дмитрия Морозова (имена ребенка и матери изменены) в психиатрическую больницу в Москве по направлению психиатра. Ребенку был поставлен диагноз «аутизм».

Мать долгое время отказывалась госпитализировать сына по причине того, что все медицинские обследования показывали, что организм ребенка в норме.

Через два месяца нахождения Дмитрия Морозова в психиатрическом стационаре, психиатр, являющийся лечащим врачом ребенка, сказал матери, что с Дмитрия Морозова снят диагноз «аутизм» и поставлен новый диагноз «шизофрения» с необходимостью последующего назначения ребенку психотропных препаратов (антипсихотиков).

На основании заявления Виктории Морозовой, ей, как матери, никто не сообщил о побочных эффектах назначенных сыну психотропных препаратов, а также психиатр не разъяснил ей, какие могут быть последствия назначенного психиатрического лечения сына, и не предложил ей альтернативы лечения.

Ребенок начал принимать назначенные ему психотропные препараты. В очередные выходные дни Виктория Морозова забрала сына домой из психбольницы и, по ее словам, поведение ребенка дома стало неузнаваемым: он постоянно кричал, бил младшего брата и кота, отказывался от еды. Когда сына повезли обратно в психбольницу, то в метро он закатывал глаза, непроизвольно высовывал язык, кричал, был неусидчивым, просил, чтобы мать не отвозила его обратно в больницу. Виктория Морозова никогда раньше не наблюдала такого поведения сына.

На третий месяц нахождения в психбольнице мальчику прописали новый сильнодействующий нейролептик, от которого ребенок медленно ходил, постоянно открывал рот, у него были стеклянные глаза, взгляд «в никуда», отсутствие каких-либо эмоций.

После трех месяцев нахождения в психиатрической больнице родители забрали Дмитрия Морозова домой. В день выписки ребенка стошнило после еды.

На следующий день тошнота участилась и родители вызвали скорую помощь. Ребенок был госпитализирован в хирургическое отделение одной из детских больниц Москвы.

Проведенное в больнице обследование показало, что у ребенка двенадцатиперстная кишка забита калом и прилипла к желудку и, возможно, понадобится операция.

Виктория Морозова незамедлительно позвонила в психбольницу, где находился до этого ее сын, и там ей сообщили, что ее ребенок ходил в туалет только шесть дней назад, и все эти дни с ребенком якобы все было хорошо.

То есть, по факту, ребенок в течение четырех последних дней в психбольнице, не ходил в туалет и никто из медперсонала не удосужился выяснить причину этого, и предоставить мальчику необходимую медицинскую помощь. Из-за небрежного отношения к пациенту и халатного бездействия психиатров ребенок чуть не попал на операционный стол.

Дмитрию Морозову поставили диагноз «инвагинация кишечника» и хирургическая операция, к счастью, не понадобилась.

Прямой обязанностью психиатра и медперсонала психиатрической больницы является не только получение добровольного информированного согласия пациента или его родственника в отношении психиатрического лечения и назначения психотропных препаратов, но и постоянное отслеживание динамики состояния пациента, корректировка назначенного лечения в случае ухудшения состояния, а также отмена препаратов, если их прием сопровождается угрозой здоровью пациента.

Вот лишь некоторые побочные эффекты одного из препаратов (указаны в инструкции к препарату), прописанных Дмитрию Морозову:

бессонница, тревога, головная боль; повышенная утомляемость, головокружение, нарушение концентрации внимания, неясность зрения; мания или гипомания, поздняя дискинезия (непроизвольные ритмические движения преимущественно языка и/или лица), нарушения терморегуляции и эпилептические припадки, запоры, тошнота или рвота, боль в животе, сухость во рту, анорексия и/или усиление аппетита, повышение или снижение массы тела, нарушение менструального цикла, аменорея, увеличение массы тела, гипергликемия, обострение существовавшего ранее сахарного диабета, недержание мочи и мн.др.

В качестве подтверждения см. Таблицу относительно антидепрессантов и других психотропных препаратов с указанием побочных эффектов и точных ссылок на источник информации http://www.cchr.ru/articles/402.htm?sphrase_id=2274

Мать Дмитрия Морозова подала заявление в следственные органы с целью привлечь к ответственности всех лиц психиатрической больницы, включая лечащего психиатра ее сына, по вине которых ее ребенку был нанесен вред здоровью.

В своем заявлении Виктория Морозова попросила органы следствия разобраться, почему маленьким детям прописываются сильнейшие психотропные препараты, которые могут вызвать эпилепсию, судороги и другие тяжелые побочные эффекты, при отсутствии какого бы то ни было лечебного эффекта от данных препаратов, и при отсутствии добровольного информированного согласия родителей.

По показаниям матери, результатом применения к Дмитрию Морозову психиатрического лечения в течение 3 месяцев стало не улучшение его психического состояния, как было обещано психиатрами при помещении в психбольницу, а значительное ухудшение физического состояния ребенка, хотя до помещения в психиатрическую больницу у него не было никаких физических проблем.

Смотрите 9-минутное видео о том, сколько детских смертей стоит за психиатрическим лечением детской гиперактивности:


Comments

( 2 comments — Leave a comment )
hasty_panda
Dec. 23rd, 2014 05:03 pm (UTC)
Нужно быть очень мужественным человеком, чтобы отдавать своего ребенка в руки российских медиков.
madmax
Dec. 24th, 2014 08:25 am (UTC)
Жесть...
( 2 comments — Leave a comment )