Татьяна Мальчикова (cchr_president) wrote,
Татьяна Мальчикова
cchr_president

Старушка на прицеле

_595281Жаворонкова Людмила Петровна жила с престарелой матерью. Мать умерла и Людмила Петровна осталась одна в старой московской квартире под снос, ожидая получения обещанного нового жилья.

В 2006 году к Жаворонковой приехала племянница, которая убедила Людмилу Петровну прописать ее в своей квартире вместе с дочерью. После прописки племянница и ее дочь въехали в квартиру к Жаворонковой и, со временем, Людмила Петровна начала им «мешать».

Первый раз Жаворонкову отправили в психиатрическую больницу под предлогом того, что пожилая женщина якобы решила покончить жизнь самоубийством. Естественно, что саму Людмилу Петровну никто не слушал и не воспринимал всерьез ее слова о том, что она никогда не пыталась свести счеты с жизнью.

Пока Жаворонкова находилась в психушке, племянница прописала в квартире других родственников.

В 2008 году Жаворонковой оформляют бессрочную инвалидность по психическому заболеванию, после чего Людмилу Петровну все чаще госпитализируют в психиатрическую больницу.

До 2011 года Жаворонкова безуспешно пытается выпроводить родственников из своей квартиры, но она снова оказывается в психиатрической больнице, где Жаворонкову лишают дееспособности без ее присутствия на суде.

Сейчас родственники Жаворонковой Людмилы Петровны живут уже в новой квартире, которую они получили после сноса старого дома, а сама Людмила Петровна находится в психоневрологическом интернате Московской области, где она, вероятнее всего, проведет остаток своей жизни. Сейчас ей 55 лет.

77-летняя москвичка Петрова Раиса Александровна жила одна в своей квартире. По причине преклонного возраста Раиса Александровна прописала к себе сына, чтобы после ее смерти квартира досталась ему.

Сначала сын и его жена жили отдельно, но однажды они пришли к матери и предложили ей переехать в интернат или в дом престарелых. Квартиру матери они планировали сдавать в наем.

Раиса Александровна возмутилась в ответ на предложение сына, что послужило для сына поводом выставить мать сумасшедшей, вызвать скорую помощь и полицию, с помощью которых пожилая женщина была немедленно госпитализировала в психиатрическую больницу.

Петрова никогда ранее не лежала в психиатрической больнице, никогда не стояла на учете у психиатра и не имела никаких жалоб на психическое состояние. Кроме этого она никогда не имела проблем с самостоятельным проживанием и обеспечением себя.

Через два месяца Раисе Александровне удалось выйти из психушки, но на следующее утро сын опять вызвал скорую помощь и Петрову снова госпитализировали в психиатрический стационар.

Тем временем сын инициировал в суде процесс по лишению Петровой дееспособности.

Проведя в психиатрической больнице в общей сложности 5 месяцев, Петрова приехала домой и впервые узнала от службы опеки, что она уже лишена дееспособности, и сын оформляет над ней опекунство. Сейчас сын забрал у Раисы Александровны все деньги и документы, она живет в страхе, что сын в любой момент выселит ее из квартиры в психоневрологический интернат, куда заказана дорога любому недееспоосбному гражданину с психиатрическим диагнозом.

В этих историях, которые являются весьма типичными, прослеживаются не только вопиющие нарушения законодательства, в частности Постановления Конституционного суда РФ от 27 февраля 2009 года, согласно которому человек, в отношении которого рассматривается дело о лишении его дееспособности, должен предстать перед судом, а также должен иметь возможность приводить доказательства в свою защиту. В историях прослеживается также и то, что каждый раз помещение женщины в психиатрическую больницу было основано исключительно на обвинениях и доводах родственников об «опасности» человека.

В каждом случае женщин лишили свободы, поместив в психушку, хотя ни одна из них не совершила никакого преступления. Их закрыли в психиатрической больнице на основании устных и ничем не подтвержденных заявлений родственников, и эти заявления никто не стал проверять. Именно показания родственников легли в основу психиатрического диагноза, что доказало, в очередной раз, не просто субъективность психиатрической диагностики, но и то, что психиатр может при желании поставить диагноз любому человеку, особенно, если этот человек пожилой, имеет квартиру в Москве и корыстных родственников.

По этой ссылке есть четкие рекомендации, как избежать психиатрического мошенничества с вашей недвижимостью http://www.cchr.ru/news/338.htm?sphrase_id=2202

Tags: Гражданская комиссия по правам человека, Квартирный вопрос, Насилие в психиатрии, Незаконное помещение в психушку, Психиатрическая больница, Психиатрия, Татьяна Мальчикова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments